?

Log in

No account? Create an account
Николай Герасимович Помяловский
1835-1863
«Очерки бурсы»
«Очерки бурсы» - это автобиографическое произведение, очерки, воспоминания о днях учёбы в бурсе. В 8 лет Николай Помяловский был определён отцом на учёбу и проживание на казённый счёт в Александро-Невское духовное училище — «бурсу», где он провёл восемь лет, до 1851 года. Быт и нравы училища Николай впоследствии отобразил в знаменитых «Очерках бурсы», которые в 1862—1863 годы печатались в журналах «Время» и «Современник». В «Очерках бурсы» Помяловский остро поставил проблему воспитания, с большим критическим пафосом заклеймил бездушие, применение телесных наказаний, консерватизм — черты, характерные не только для духовных учебных заведений, но и для всей русской жизни. Помяловский со старанием, тщанием и всё-таки с любовью описывал распорядки в бурсе, игры, отношение к учёбе, встретившиеся ему типы, борьбу за выживание, выбор невест, попытку побега и многое другое. Помяловский подметил много интересных деталей, как бытовых, так и характеров.

Было опубликовано всего 4 части произведения «Очерки бурсы», 5-я часть, незавершенная, будет опубликована после кончины Помяловского. Изначально писатель помышлял о 20 очерках, в которых ему хотелось бы рассказать более подробно о жизни учеников бурсы. Согласно материалам Половцова, под именем Карася Помяловский изобразил самого себя.
Известность П. зиждется почти исключительно на его «Очерках бурсы». Бесспорно, талантливые очерки освещали один скромный, но очень темный уголок русской жизни, куда не заглядывало еще ничье независимое око. Культурное русское общество, сокрушавшееся по поводу «Антонов-Горемык», зачитывавшееся «Записками охотника», было поражено откровением, сделанным П. С ужасом узнало оно, что в Петербурге — центре культурной жизни, существует известная до сих пор лишь по добродушному описанию Гоголя и Нарежного бурса и что в этой бурсе творятся дела, поражающие своей бесцельной и бесчеловечной жестокостью. «Очерки» имели сенсационной успех, произвели на общество сильное впечатление и доставили автору большую популярность, нежели все его другие произведения. Однако это далеко не самое главное, не самое характерное произведение П. Это — талантливые, яркие, но все-таки публицистические или этнографические очерки, воспоминания, имеющие мало общего с его другими повестями: «Молотов» и «Мещанское счастье».
Read more...Collapse )
Гайто Газданов
1903-1971
«Вечер у Клэр»
Роман-воспоминание. Роман, написанный в эмиграции. Проза Газданова рефлексивна. Всё описываемое, люди, события, места – всё подается через призму восприятия рассказчика. В центре не сами события, но то, как рассказчик их воспринимает, важны впечатления, порождаемые событиями чувства и мысли, фантазии. Такой текст пронизан магией воспоминаний. В «Вечере у Клэр» нет чёткого сюжета. Только вечерняя встреча с возлюбленной, и поток воспоминаний, вызванный ею.  Это метафизическое путешествие. К чему ведёт это путешествие? К себе, к любви. К будущему. Тоска о чём-то, что навсегда утеряно, осталась в прошлом.  Если, к примеру, в «Машеньке» Набокова воспоминания – это тоска по потерянному раю, по дорогому прошлому, которого уже никогда не вернуть, и цель - сберечь эти воспоминания, сохранить, законсервировать. То у Газданова несколько иначе. Герой не теряет себя, он ищет себя. Его воспоминания можно разделить на две части: до знакомства с Клэр и после знакомства. И вот они встретились. А, значит, возможно нечто новое, значит, можно попрощаться с прошлым. Жизнь меняется, но она продолжается.
Read more...Collapse )

Одоевский "Косморама"

«Косморама» Владимира Фёдоровича Одоевского (1840) - фантастическая повесть.

Местами несколько сумбурно. И честно говоря, когда в учебнике Минералова читала пересказ этой вещи, то некоторые моменты не поняла. Захотела прочесть, осталось странное чувство неудовлетворения. С одной стороны, очень занятная вещица. С другой стороны, чего-то в ней для современного читателя не хватает. Ясности, что ли? Но в этом, видимо, и смысл. Герой остаётся в некоем непонимании происходящего, в отчаянии, так же и читатель не может знать и понимать больше героя.

Косморама –  игрушка, стеклянный шар, показывающий чудесные картинки. В данном случае показывает вторую реальность, как правило, менее приятную, чем первая, реальная действительность. Впрочем, со временем выясняется, что та, вторая реальность не менее осязаема, не менее существуема, чем первая.

«Я  видел,  как  минутное  побуждение   моего   собственного сердца получало свое начало в делах  людей,  существовавших  до   меня за несколько столетий... Я понял, как важна каждая мысль, каждое  слово   человека, как далеко простирается их влияние, какая  тяжкая  ответственность   ложится за них на душу, и какое зло для всего человечества может  возникнуть   из сердца одного человека,  раскрывшего  себя  влиянию  существ  нечистых  и   враждебных... Я понял, что  "человек  есть  мир"  -  не  пустая  игра  слов,   выдуманная для забавы... Когда-нибудь, в более спокойные минуты,  я  передам   бумаге эту историю нравственных существ, обитающих в человеке и  порождаемых   его волею, которых только следы сохраняются в мирских летописях».
Read more...Collapse )

Вампилов "Утиная охота"

Александр Валентинович Вампилов (1937-1972)

По поводу «Утиной охоты» Вампилов восклицал: «Пьесу осудили люди устаревшие, не понимающие и не знающие молодежь. А мы — такие вот! Это я, понимаете?! Зарубежные писатели писали о "потерянном поколении". А разве в нас не произошло потерь?»

Летом 1967 года Вампилов завершил работу над пьесой «Утиная охота».

«Утиная охота» - пьеса о внутреннем мире героя, о ценностях и о потери этих ценностей. Пьеса начинается с шутки друзей Зилова, которые послали ему траурный венок. Шутка с траурным венком, очевидно, должна была снять напряжение, возникшее в отношениях Зилова с друзьями, осложнившихся после скандала накануне. Вроде бы, Зилов, цинично разыгрывающий всех, и сам должен был оценить злой розыгрыш. Но происходит иначе. Этот, на первый взгляд, странный и нелепый их поступок порождает цепочку воспоминаний, вспышки воспоминаний. Зилов мысленно проделывает весь путь, что предшествовал сегодняшнему утру.

Read more...Collapse )

Шварц "Дракон"

«Дракон» Шварца совершенно гениальная вещь. Это понимаешь прежде, чем дочитаешь до конца.

Пьесам Шварца присуще сочетание откровенно подчеркнутой условности, подчас сказочной, и политической злободневности. Сказочная форма создает эффект вневременности. Показанный в пьесе «драконовский» режим можно соотнести с любым тоталитарным режимом. К счастью для автора, критики не сразу разгадали параллель между «Драконом» и советской сталинской действительностью. При жизни драматурга пьеса увидела свет всего однажды – 4 августа 1944 г. – в Ленинградском театре комедии в период его гастролей в Москве. Затем появились разгромные статьи, и, в конце концов, пьесу запретили.
В пьесе рассказывается о том, как Ланцелот, рыцарь и профессиональный герой, собрался освободить город от дракона. Но жителям города так хорошо, так спокойно, так привычно с драконом, что они не хотят ничего менять. Всё устаканилось, дракон защищает свои владения (взамен, конечно, каждый год берёт по красавице), но не надо ни о чём беспокоиться. Есть привычный заведённый порядок.
Хотя дракон – существо мифологическое, но за несколько веков правления дракон сделался для жителей города привычным, будничным явлением. Его даже называют Дракошей. Страх давно перерос в привычку, традицию, веру в Дракона. Правление Дракона – это уже религия. В первом действии пьесы кот сравнивается дракона с церковью («ростом примерно с церковь»). Дракон, как и положено, о трёх головах, но никогда не появляется трехголовым (един в трёх лицах). Дракон предстаёт перед героями в образе человека (опять-таки воплощение бога в человеческом образе). Это создаёт эффект реальности и будничности.
Read more...Collapse )
Лев Николаевич Толстой
«Воскресение»
«Воскресение» давно хотела прочесть, так как раза два читала анализ в учебнике Минералова, и мне показалось, что это любопытная вещь.
Что мне запомнилось больше всего? На самом деле вот что – Николенька Иртеньев (тот, который в трилогии «Детство» и т.д.) погиб, оказывается. Об этом дважды вскользь вспоминает Нехлюдов. Это интересный факт, вроде после прочтения трилогии остаёшься в уверенности, что всё у Николеньки будет хорошо, а нет. Толстой беспощаден.
«  "Да, да, -- думал он. -- Дело, которое делается нашей жизнью, все дело, весь смысл этого дела не понятен и не может быть понятен мне: зачем были тетушки; зачем Николенька Иртенев умер, а я живу? Зачем была Катюша? И мое сумасшествие? Зачем была эта война? И вся моя последующая беспутная жизнь? Все это понять, понять все дело хозяина -- не в моей власти. Но делать его волю, написанную в моей совести, -- это в моей власти, и это я знаю несомненно. И когда делаю, несомненно спокоен".»
«Сестра Нехлюдова, Наталья Ивановна Рагожинская, была старше брата на десять лет. Он рос отчасти под ее влиянием. Она очень любила его мальчиком, потом, перед  самым своим замужеством, они сошлись с ним почти как ровные: она -- двадцатипятилетняя девушка, он -- пятнадцатилетний мальчик. Она тогда была влюблена в его умершего друга Николеньку Иртенева. Они оба любили Николеньку и любили в нем и себе то, что было в них хорошего и единящего всех людей.»
Князь Нехлюдов – в сущности неплохой человек, как все. Но эти «как все» и есть плохо. Равнодушные, пустые люди света, думающие только о себе, о карьере, богатстве. Нехлюдов живёт в ограниченном мире с закрытыми глазами. И так бы и дальше жил. Если бы не всплыла история с Катюшей Масловой. Катюшу он когда-то соблазнил, бросил, Катюша родила, потеряла ребёнка и пошла по кривой дорожке (потому что больше некуда было) и в итоге стала проституткой.
Идёт судебное разбирательство. Катюшу ошибочно признают виновной в том, чего она не совершала, и приговаривают к каторге. Ошибка – чисто формальная. Присяжные торопились и ошиблись в формулировке. Судьи не стали разбираться.
Read more...Collapse )
Алексей Николаевич Толстой 1883-1945
«Хождение по мукам» («Сёстры» (1921—1922), «Восемнадцатый год» (1927—1928) и «Хмурое утро» (1940—1941))
Трилогия о революции, о стихии, о безумии, о русской интеллигенции, о войне, о судьбах. И о муках. Потому что не была спокойной и размеренной жизнь героев, и счастье своё им пришлось выстрадать кровью и слезами.
Это историческое полотно, история, война и революция показаны через судьбы главных героев (Кати и Даши, их отца, их мужей Рощина и Телегина). Впрочем, начинается дело как любовный роман (метания Даши, интрига Кати с Бессоновым, разлад с первым мужем). Книги о любви, надо сказать, бывают двух видов. Первые – типичные любовные романы, слащавые, однобокие, где только о любви и говорится. Во втором типе любовь – это только одна из нитей, есть ещё и историческая часть, событийная, духовная, личностный рост. Можно убрать любовь, конечно, можно убрать личные отношения, но тогда пропадёт и весь драматизм, снизится градус. Ведь как их четверых, Катю и Рощина, Дашу и Телегина, разметала по стране Революция. И ведь так было со многими семьями! Потерянные, борющиеся с отчаянием, ищущие друг друга, ищущие как жить в новом мире. И как страшно читателю, а вдруг они так никогда и не встретятся? Но они встретятся, найдут друг друга, пронеся любовь через все бури. Вот я очень люблю романы, где правильно соблюдается баланс между любовной линией и философской/исторической/духовной/событийной. Так что я получила огромное удовольствие от «Хождения по мукам».
Read more...Collapse )
Борис Николаевич Ширяев
1889-1959
«Неугасимая лампада»
Эпиграф к произведению:
Посвящаю светлой памяти художника Михаила Васильевича Нестерова,
сказавшего мне в день получения приговора:
"Не бойтесь Соловков. Там Христос близко".

«Неугасимая лампада» - очерки не столько о Соловках, сколько о душе, о человеке, который горит и светит, как неугасимая лампада, о боге, о потерянной Руси. И через всю книгу красной нитью проходит идея: пусть сосланы, пусть затравлены, биты, убиты, но русскую душу не убить, она будет гореть, будет тлеть, если потребуется, но не погаснет, соберётся с силами и разгорится вновь. Это может быть запрятано очень глубоко, но где-то внутри человека всегда есть Человек.


Read more...Collapse )

"Козий бог"

"Козий бог" - повесть в жанре детектив/фантастика. Работу начала давно, несколько раз меняла сюжет, концовку. Пожалуй, этот вариант будет окончательным.



Если ранним утром, ещё до петухов, пробежаться через васильковый луг, спрыгнуть в сырую, чавкающую низину, по колено мокрым от росы промчаться через наклонившиеся к земле и переплетающиеся между собой травы, то попадёшь к изгибу реки, над которым одиноко нависает старая ива. Как же свежо с утра! Как хорошо стоять на краю обрыва, над студёной водой, вечно студёной, несмотря на жаркие летние месяцы. Но вот вскоре встанет солнце, напечёт, раскалит воздух, от земли повалит пар, и к полудню будешь задыхаться от духоты, глотая пыль.
На другом берегу вздымается насыпь, и сквозь песок к ветру тянутся чахлые растения, с пожухлыми краями листьев. По насыпи проложена одноколейка, с рассыпающимися в труху деревянными шпалами и рельсами в разводах ржавчины.
Цвет семафора обычно - зелёный, изредка, раза два в день сменяется на красный, означая приближение электрички дальнего следования. Редко, но кто-нибудь нет-нет да и заглянет в глубинку.
Семафор вспыхнул красным. Значит, сейчас по железной дороге промчится состав. Вот появляется из-за поворота, размеренным грохотом разрывая утреннее очарование.
Машинист Симеон Андреич зевает: это его самый не любимый маршрут, начинающийся рано утром за пять станций от Зелёномховска и заканчивающийся на одном из вокзалов столицы! И всё ради дачников, конечно, не тех, которые постоянно живут в деревне, а тех, кто наездами, притворяются, что им есть дело до огородов.
Перед поворотом Симеон притормозил. Конечно, по одноколейке в это время не должно идти встречной электрички, но лучше перестраховаться, вдруг вынырнет из соснового леса? К тому же Симеону нравилось медленно подкатывать к станции и высматривать редких пассажиров. А ещё очень хотелось вздремнуть! Монотонно тихое утро, почти бессонная ночь - сплошное томление!
Чуть притормозив, Симеон потянулся за термосом с чаем. И когда вновь взглянул на дорогу, то увидел чёрную груду, накрытую плащом, которая лежала через рельс.
― Пьяный, что ли? ― подумал машинист и сильнее надавил на тормоза. Электричка ползла лениво и плавно остановилась.
― Алло, диспетчер?
― Слушаю.
― У меня препятствие на путях. Запрашиваю разрешение на остановку.
― Остановку пятнадцать минут разрешаю. Уберите препятствие и доложите.
 "Но хоть проснусь!"
Машинист открыл дверцу кабинки и спрыгнул на откос из мелкой дроби гранита, серого с вкраплениями тёмно-красного, точно в камне застыли бусины малины. Споткнулся и съехал на полметра.
― Вот чёрт. Штаны испачкал. Любаша опять весь вечер будет мозг выносить. Ну, мужик, я тебе сейчас устрою.
Взобрался, отряхнулся. Ударил лежачего по плечу.
― Мужик, подъем! Электричке проехать не даёшь. Давай вали отсюда, а то перееду к чёртовой матери. Вставай, сволочь!
Но обнаглевший пьянчуга не шевелился.
― Алё, гараж! Давай! ― Симеон ещё пару раз пнул мужика, но тот спал сном младенца.
― Ах ты чёрт! Да что тут будешь делать!
Машинист перевернул пьянчугу и в ужасе отшатнулся, вновь скатившись по откосу и разодрав брюки на заднице, чтобы Любаша вечерком с иголкой не заскучала.
― Вот дерьмо! И что мне с этим делать? Это же надо было так вляпаться. Лучше б я не тормозил. Вот дурак-то, ой, блин, ну и вынесет мне вечером мозг Любаша. Ну, ё-моё.


Полный текст "Козьего бога" по ссылке.
Немного о творчестве.
Моя сказка "Ларец навьих чар" попала в шорт-лист "Новая сказка-2017" , конкурс, который ежегодно проводят издательство Аквилегия-М и МТО ДА http://www.deti-knigi.com И эта же работа попадала в лонг-лист "Новой детской книги, конкурса который проводит Росмэн.

И рассказ "Девочка и молодой старик" - в электронном сборнике "Сказки смерти" (Мультимедийное Издательство Стрельбицкого).

И напоследок оставлю ссылку на повесть "Коровы ели туман", которую выложила на самиздат. Вместе с "Грибником" эта повесть вошла в мой диплом, который я летом успешно защитила на ВЛК в литинституте).

Profile

landeline
Леднева Дарья

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono